Уже 13 лет мировая звезда и икона поп-сцены 90-х проживает под постоянной опекой своего отца, известной в США как conversatorship. Опекунство такого рода считается высшей степенью контроля над социальной, экономической, медицинской и психологической сферами жизни человека, а значит полностью лишает подопечного возможности принимать какие-либо действия относительно своей жизни самостоятельно. В случае с Бритни Спирс запрет берет свое начало на пользовании личными финансами и заканчивается возможностью иметь детей (певице против ее воли ввели внутриматочную спираль).

Еще в 2009 некоторые СМИ и самые преданные фанаты заподозрили, что решение суда не соответствует реальному положению дел Бритни (суд признал ее полностью недееспособной, опираясь лишь на косвенные доводы отца). Сегодня же, с неправомерностью судебной системы, коррупцией и незаконным удержанием певицы согласны все, кто соприкасается с этой историей, включая некоторых неравнодушных членов семьи Спирс, которым запретили разглашать правдивую информацию о состоянии певицы.

С момента первого решения суда, Бритни Спирс предпринимала две попытки вернуть свою жизнь, ссылаясь на несправедливый приговор и приводя убедительные доводы против этого. Немало вдохновило ее на это масштабное движение фанатов #FreeBritney, которое к 2021 году достигло своего пика. Последнее обращение состоялось на прошлой неделе – 23 июня 2021 года Спирс впервые не побоялась выступить с длинным 24-минутным монологом о том, какие виды насилия применял над ней отец и его менеджмент все эти годы, прикрываясь завесой опекунства. Несколько дней назад стало известно, что суд снова отклонил прошение. 

Когда в 2021 году  Forbes напишут о том, что такое могло пройзойти только с женщиной – они не ошибутся. Даже сегодня, спустя десятки лет революций, борьбы за женские права и своды новой этики, мы продолжаем жить в мире, где первенство мыслей и решений всегда отдается мужчинам. Что хуже – все чаще это происходит на бессознательном уровне, так как сознательный последний год подконтролен течению «Новой этики». Как певица оказалась в такой ситуации, какие прогнозы мы можем строить и почему данный резонансный случай имеет шансы стать новым гимном феминизма – разбираем в большом редакционном материале.

 

 

2008: НАЧАЛО

 

«Я в отрицании, я шокирована, я травмирована. Я просто хочу вернуть себе свою жизнь. Я искренне говорю вам:  это опекунство – насильственно. Я не чувствую, что могу жить полноценной жизнью», – Бритни Спирс в обращении к суду Лос-Анджелеса, 23.06.21.

 

Вождение в нетрезвом виде, случайные и не очень административные нарушения, развод, коматозные кадры после вечеринок, реабилитации – мы уже видели этот ролик у Кейт Мосс, Джонни Деппа, Пэрис Хилтон, Линдси Лохан и сотни других power figures. Поэтому, когда в 2007 году Бритни Спирс столкнулась с чередой личных кризисов, эта история напоминала начало любой другой, пока не произошел срыв, ставший фатальным – певица нападает на фотографа, который проигнорировал ее просьбу о неприкосновенности личной жизни. Факт озвучивания просьбы доказать не удалось, а побои – вполне. Через несколько месяцев певицу лишают физической опеки над ее двумя детьми, родившихся в браке с Кевином Федерлайном. Развод, реабилитация в наркоцентре и стрижка налысо, предшествующие инциденту с папарацци, наложились неподъемным грузом – Спирс оказывается в психиатрической больнице.

 

                               

 

 

В этом же году отец певицы Джейми Спирс, не дожидаясь пока Бритни закончит лечение, обращается с петицией в Верховный окружной суд Лос-Анджелеса, где официально документирует просьбу о временном опекунстве из-за «чрезвычайных обстоятельств». Вскоре оно становится постоянным, приобретая год за годом все более жестокий характер. Тогда факт того, что детали опекунства не были переданы огласке, мало кого смутил – pr-команда, нанятая Джейми Спирсом, грамотно спекулировала скандальными кадрами, создавая публичное недоверие к Спирс как к медийному персонажу. О том, что большая часть этих кадров была сделана, когда Бритни ездила к дому Федерлайна в надежде увидеть своих детей и получала отказ или когда ее преследовали папарацци, физически преграждая путь и пугая  младенца на руках – история умолчала.

Уже позже Los Angeles Times сообщили, что Джейми получил документально заверенное право вести переговоры, касающиеся бизнеса, продавать собственность и ограничивать посещения певицы, подавать заявления об ограничении прав тех, кто, по его мнению, несет угрозу стабильному состоянию дочери, а также следить за каждой покупкой, сделанной звездой, чтобы в последствии зафиксировать ее в ежегодных судебных отчетах о расходах Бритни. К слову, финансы на каждую покупку выделялись также строго по согласию Джейми. Подробности влияния опекунства на моральное состояние певицы газета исследовала 3 месяца, но комментариев от семьи не дождалась, как и независимых фактов в пользу того, что внутри картина обстоит совершенно иначе.

 

«Я сожалею о своем невежестве, но я не знала этого. То, через что мне пришлось пройти, очень неприятно и деморализующе. И это главная причина, почему я не могла говорить об этом открыто. Я не думала, что мне кто-то поверит», – Бритни Спирс о том, почему не оглашала всю правду в суде ранее, 23.06.21.

Когда в 2008 году выйдет документальный фильм Britney: For the Record, она признается, что чувствует себя словно в тюрьме (тогда публике еще не было известно, что в доме певицы проживают и беспрепятственно пользуются всем содержимым команда из медсестер и охраны, нанятая отцом, а в комнате самой певицы даже нет двери). Слова Бритни не нашли достаточный отклик у медиа, так как не имели доказуемой базы, но взволновали фанатов – в 2009 году на сайте Breathe Heavy, где в потоке публикаций мировых поп-новостей активно расследовалось дело Спирс, впервые появилась фраза #FreeBritney. Издание развернули открытую кампанию, критикующую ограничения из-за опекунства. Позже владелец сайта Джордан Миллер признается, что получил звонок с угрозой от Джейми Спирса. Тогда все думали, что попытка защитить певицу останется единоразовой, но начало того года навсегда ознаменовалось зарождением масштабного движения в защиту Бритни.

 

 

СИГНАЛЫ О ПОМОЩИ, ГЛОБАЛИЗАЦИЯ FREE BRITNEY

 

Cистема conservatorship предполагает абсолютный контроль за жизнью человека и его финансами, если того официально признают недееспособным. Под опеку подобного формата попадают личности, не просто страдающие от проблем с алкоголем или наркотиками, но те, у кого не хватает ресурса справиться с ними. Это люди, не способные нести ответственность за свои действия, мысли и поступки. Поэтому, когда вскоре после официального решения суда, певица продолжила концертную деятельность, огласив мировое турне и продолжая записывать песни, путешествуя с шоу, в публичном пространстве завис невидимый вопрос: а насколько справедливо был вынесен вердикт? (вплоть до 2018 года поп-звезда успела записать четыре альбома и проехать по миру с турне, сборы которого составили более 130 миллионов долларов). Более того, почему США, чья судебная система относительно неправомерного положения граждан всегда котировалась как мировой пример этики, не обратила внимание на факторы, предшествующие сегодняшнему положению дел? На полный контроль концертной деятельности и жизни певицы еще до наступления ее совершеннолетия, на игнорирование личного пространства и психического состояния тогда еще девочки, находившейся либо под круглосуточным прицелом камер либо в студии и на площадках? Сопоставив ряд фактов, фанаты и несколько СМИ начали новый этап медийных расследований, который длится по сегодняшний день.

Следующие 10 лет певица не давала никаких открытых комментариев. С 2009 по 2019 год Спирс осуществляла профессиональную деятельность, записывая хиты. Домыслы и слухи порождались новыми, запрос на правду рос, но представители Спирс молчали,  пока в 2019 году Бритни вдруг не прервала тур, дав комментарий о том, что ее отец болен и находится на грани смерти, а потому она «вынуждена сосредоточить всю энергию на семье». Перерыв в работе отразился и на Instagram – привычные нарочито веселые селфи и танцы исчезли, уступив место тишине. В апреле того же года Спирс вернулась также внезапно, как появилась, лаконично написав, что ей требовалось побыть одной. Масла в огонь подлило расследование портала TMZ, где говорилось, что на самом деле певицу поместили в психиатрическую клинику – против ее воли. Но шоу только начиналось: через некоторое время в подкасте Britney’s Gram, который разбирает посты певицы, выпустили сообщение от анонимного источника, который утверждал, что является помощником юриста и знает правдивые и ужасающие подробности опекунства над Бритни Спирс. Это заявление положило старт новой волне поддержки фанатов.

 

 

«Нужно быть очень сильной, чтобы ДОВЕРЯТЬ вселенной свои настоящие слабости, потому что меня всегда так осуждала, оскорбляла и позорила пресса… И это происходит по сей день», –  Бритни Спирс в своем Instagram 31.03.21

 

Нет ничего проще, чем сложить неверный образ вокруг человека, который оступался однажды. Имея расшатанный психо-эмоциональный фон, лишенная возможности работать с психологами, выбранными самостоятельно и пребывающая в седативно-притупленном состоянии из-за сильных транквилизаторов, запуганная и удерживаемая силой в случае любого несогласия (об этом и многом другом певица впервые расскажет в июне этого года), Спирс была лишена возможности не просто улучшить свою репутацию в прессе (как минимум, дать открытые и честные комментарии), но и наладить свою жизнь изнутри. От встреч с друзьями и собственными детьми до похода в салон красоты и выбора цвета кухонных шкафов – все контролируется менеджментом во главе с отцом певицы. Но что шокирует больше всего: все это происходит на волне феминизма.

Как оказалось, только в этом году, согласно конфиденциальным судебным протоколам, ставшими публичными, выяснилось, что Бритни молчала перед прессой все это время не по своему согласию. Певица уже много лет подает жалобы на абьюз со стороны отца, но все они оставались не рассмотренными. Что, впрочем, не удивляет, ведь даже для суда по освобождению от опеки в этом году у певицы нет права самой выбрать себе адвоката — его выбирает опекун.

Начиная с того рокового 2009 года движение в поддержку певицы набирало обороты и к 2019 превратилось в полномасштабную кампанию: фанаты четко понимали, что решение суда не являлось соразмерным ситуации, а опекунство лишь прикрывало эксплуатацию, которую ее семья никогда не прекращала на самом деле – лишь получила право делать это на законодательном уровне. В 2019 году после шокирующего заявления помощника адвоката Спирс хештег #FreeBritney начал активно продвигаться в социальных сетях, пока фанаты выходили на пикеты, привлекая внимание знаменитостей и журналистов. Большие СМИ впервые отнеслись к делу без скептицизма, повернув тон материалов в сторону Бритни, пока ее отец заявлял, что вся эта кампания не более чем глупость и теория заговора, а его дочери никто не мешает говорить. Опровергнуть последний факт удалось очень быстро: под одним из постов фанаты начали просить Бритни надеть желтое для своего видео-танца (последние несколько лет странные танцы певицы стали фишкой ее Instagram, однако сегодня большинство уверены, что ее заставляли исполнять их), если с ней обращаются плохо и поставить эмодзи голубя с зеленой веткой, если нужна помощь. На следующем фото Спирс появилась в желтом. Еще позже в подписях к публикациям неоднократно начали появляться белые голуби…

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Britney Spears (@britneyspears)

 

В тот же месяц (ноябрь 2020 года) певица обратилась в суд с требованием лишить своего отца права на опеку, но проиграла дело. После суда адвокаты Бритни сообщили, что она боится угроз отца, а потому не будет обращаться в суд снова, пока он будет оставаться ее опекуном. Более того, певица также прекратила свою концертную деятельность по той же причине – последний живой концерт певицы состоялся в городе Остин, штат Техас, в октябре 2018 года.

Однако, суд не полностью встал на сторону Джейми: сохранив за ним право на опеку, судья удовлетворил вторую просьбу певицы – назначить финансовую компанию Bessemer Trust в качестве соопекуна (представители фирмы имели право влиять только на распределение финансов). Что впрочем не помешало Джейми Спирсу продолжать пользоваться состоянием певицы в собственных интересах (по данным британской газеты Daily Telegraph, оно оценивается примерно в 215 млн долларов).

 

СОБЫТИЯ ПОСЛЕДНИХ МЕСЯЦЕВ, НОВЫЕ ФАКТЫ И «СТАРЕЙШИЕ ТРЮКИ ИЗ УЧЕБНИКА ПАТРИАРХАТА»

Когда недавняя онлайн-петиция с требованием предоставить Спирс больше свободы собрала более 200 000 подписей, в социальной сети стало известно, что на строну Бритни спустя много лет встала ее мать – Линн Спирс подала запрос в окружной суд Лос-Анджелеса на получение всей информации, касательно SJB Revocable Trust, созданного для защиты активов поп-звезды. Оказалось, этот запрос стал вторым: первый, касающийся вопросов опеки над Бритни Спирс, Линн подала еще в мае 2019 года, но тогда отозвала его, опасаясь угроз бывшего мужа. Теперь она не боится и готова защищать дочь.

23 июня Бритни Спирс снова обратилась в суд Лос-Анджелеса. На этот раз звезда нашла в себе силы рассказать паравду:: откровенный 24-минутный монолог о том, что происходило с ней на самом деле все эти 13 лет вызвал шок даже у тех фанатов и журналистов, которые уже давно были в курсе настоящего положения певицы. Спирс призналась, что ее отец полностью контролирует каждый аспект ее жизни, годами принуждая к труду, любая попытка сопротивления приводила к наказаниям: принудительное психиатрическое лечение, запреты на встречи с детьми и бойфрендом. И это не говоря о том, что в свой адрес певица регулярно получала оскорбления от отца, он не раз называл ее жирной, шлюхой и ужасной матерью. За каждым шагом Спирс дома следят огромное количество персонала, в спальню без двери в любой момент может зайти любой желающий, а все лечение и прием тяжелых препаратов (например, литий, который является строго запрещенным в 98 % случаев), в которых она на самом деле не нуждается, также контролируются отцом. При этом абсолютно все расходы на содержание людей, живущих в ее доме, лекарства, зарплаты и другие траты проводятся с ее личных счетов, включая адвокатов, которых себе нанимает Джейми Спирс. Из судебных документов следует, что только за четыре месяца, с октября 2020 года по февраль 2021-го, Спирс-старший заплатил юристам почти миллион долларов…

Конечно, самым шокирующим и резонансным заявлением стало то, что певице против ее воли установили внутриматочную спираль, чтобы та больше не могла иметь детей. Также певица поделилась тем, что у нее до сих пор нет права самостоятельно выбирать себе адвоката и рассказать медиа более конкретные подробности своего удержания и пережитом абьюзе. 1 июля прошение снова было отвергнуто.

«Мой отец, все, кто участвовал в этой опеке, и мой менеджмент, сыгравший огромную роль в наказании меня, должны сидеть в тюрьме. Я хочу вернуть себе свою жизнь, потому что я заслуживаю на те же права, что и другие люди. Ведь я хочу семью, хочу детей», – отрывок из речи Бритни Спирс в суде, 23.06.21

Через два дня после решения суда Ронан Фэрроу, автор нескольких громких публикаций последнего времени, положивших начало в том числе международному движению в защиту прав жертв сексуального насилия #MeToo, опубликовал большой материал-расследование на The New Yorker с ужасающими фактами злоупотребления опекунством. Как оказалось, до 2019 года отец контролировал также и личную жизнь Спирс, не разрешая ей заводить отношения, и лишь 2 года назад прекратил это делать из-за проблем со здоровьем. В 37 лет певица впервые за 11 лет получила шанс построить отношения.

Само опекунство выглядит так:  каждый четверг команда опекунов из десяти человек встречается и обсуждает план певицы на следующую неделю — от контрактов на мерч до постов в ее соцсетях. Сама Бритни может только передать текст поста компании CrowdSurf, которая ведет соцсети, после чего сотрудники компании загружают посты в ее аккаунты. Конечно, лишь в том случае, если их не забракуют юристы: об условиях опеки Бритни писать запрещено.

Незадолго до последнего заседания, Спирс позвонила в 911 и пожаловалась, что ее опекуны злоупотребляют ее беспомощным положением. Оказалось это и стало причиной того, что слушание 23 июня было закрыто для публики: юристы испугались, что Бритни стала слишком самостоятельной и может рассказать больше позволенного. Тогда Бритни впервые за много лет заговорила в суде от первого лица.

В 2021 году, выступая на одном из подкастов, психиатр Джеймс Спар, засвидетельствовавший в далеком 2008 году недееспособность Бритни, признался, что не понимает, почему опека над ней действительна до сих пор. Согласно показаниям Жаклин Бутчер (подруги семьи), ее мать и психиатр настаивали, чтобы опека не продлилась более нескольких месяцев, пока отец не встал, громко прокричал «Бритни Спирс — это я!» – все возражения прекратились.

После признался и Эндрю Гэллери, фотограф, работавший с Бритни над документальным фильмом о ней. В своих показаниях он вспоминал, как однажды она передала ему написанную собственноручно записку, в которой рассказала о самой себе от третьего лица. «Ей лгали и ее подставили. У нее отняли детей, и она потеряла контроль над собой, как любая мать в такой ситуации». Кроме того, писала Бритни, ее лишили всех прав, а опека над ней будет сохраняться до тех пор, пока ответственные за это смогут извлекать из нее прибыль. Певица просила Гэллери зачитать этот текст по телевидению. Он так и не успел этого сделать — адвокаты Бритни заставили отдать записку им, после чего они отстранили Гэллери от контактов с певицей. Копия этой записки была показана им в его Tik-Tok аккаунте.

Высказался в пользу Бритни и ее бывший бойфренд Джастин Тимберлейк, опубликовавший заявление, в котором сказал, что «объявление женщины «сумасшедшей» с целью завладеть ее активами является «старейшим трюком из учебника патриархата»».

Сегодня, несмотря на то, что суд продлил опеку до сентября 2021 года, всеобщая огласка и поддержка вынудили представителей суда назначить еще одно слушание – на 14 июля, а дело Спирс дало начало большим реформам: сенаторы-демократы Элизабет Уоррен и Боб Кейси подали официальное прошение, где призывают федеральные агентства усилить надзор за национальными системами опеки и пересмотреть систему изнутри.

 

 

И все же, самым шокирующим фактом в этом деле остается не сколько юридически-недоскональная система опекунства, под ширмой которой многие «опекуны» контролируют все действия опекаемых, накачивая их лекарствами, пока принадлежащее им  имущество распродается (в большинстве случаев), сколько тот факт, что в 21 веке такое может произойти только с женщиной или с недееспособным пожилым человеком.  

Ответ представителей Спирса-старшего на ужасающую речь Бритни звучит как страшное заклятие любого, кто когда-либо испытывал абьюз: «Мистеру Спирсу очень жаль наблюдать за тем, как страдает его дочь. Он любит ее и скучает». В этой клишированной, пропитанной больным рассудком, фразе декларируется настолько властная патриархальная позиция, что это вгоняет в состояние беспомощности не только того, кто бежит от насилия, но и всех, кто услышит эти слова. Говоря это, он ясно дает понять, что важны лишь его мысли, чувства и поступки (не беря во внимание тот факт, что все в этой фразе в принципе – сплошная ложь, прикрытая отстраненной вежливостью).

Проблема Бритни – это проблема целых поколений, принадлежавших к тому, что мы сегодня называем патриархальным обществом. Несмотря на расцвет эпохи феминизма и борьбу за женские права по всему миру, законодательные и социально-экономические системы многих стран продолжают такими действиями закладывать в подсознание людей убеждение, будто женщина нуждается в мужской опеке и контроле. И если вам повезло обладать большим финансовым состоянием, то кому как не родственнику-мужчине знать, как им пользоваться? Даже если он сам при этом ни цента в жизни не заработал. В США подобная история никогда не случилась бы с богатым и успешным мужчиной, будь он хоть трижды недееспособен, в то время как уже 13 год подряд здоровую, умную, сильную женщину издевательски эксплуатируют на глазах у всего мира, пользуясь благосклонностью шовинистской судебной системы.