— Я слушаю твою песню “Розовый дым” каждый день с момента релиза. Это правда класс! А почему она, кстати, в стиле 80-х?

— Знаешь, мы искали новое для меня звучание. Если ты помнишь, в 2010 году неожиданно нашлась эта танцевальная музыка с элементами этно — в “Любовь спасет мир” — и мы поняли, что этот стиль мне очень подходит. Естественно, реакция публики тоже была очевидна. Так мы и были в этой нише, пока оба — и я, и Костя — устали от этого направления. Начали пробовать другое. Попробовали — посмотрели реакцию, попробовали — посмотрели реакцию. Бывает так, что публика привыкает к тебе в определенном образе, и это сложно потом изменить.

— Ну да, ты до сих пор можешь ассоциироваться с танцующей на пляже в белом платье.

— Да. Поэтому последние 3 года у нас была история поиска. И вот «Розовый дым» — из того самого поиска направлений, которое мы тоже решили попробовать, тем более, что сейчас 80-е в тренде. Это звучание было важно соединить со мной. И вот сложилось. Когда Костя дал мне послушать демо, меня прокачало, я поняла, что это оно! Мне нравится соединения хорошего музыкального вайба и глубокого текста. Таким образом получился этот сингл, а из него уже весь образ выстраивается — и мне сейчас очень это нравится. И, как говорит Костя, “Тебе это направление очень идёт”.

— То есть ты будешь дальше двигаться в таком стиле?

— Пока мне точно это заходит. Артисту не очень правильно менять звучание слишком резко, слушателю нужно время, чтобы распробовать. Поэтому, сверх-эксперименты могут привести к тому, что ты просто уйдешь не туда. Тем более, что мне сейчас 39 лет и как раз после 35 у меня началось переосмысление себя, поиск, переоценка. Этот переходный период я переживала как женщина, и как музыкант. И, поверь мне, за последние годы мне пришлось внутри хорошенько покопаться, чтобы принять себя такой, какая я есть — другая, новая.

— Но такая же роскошная!

— Спасибо, Дима! Тут вопрос же в том, что ты взрослеешь: смотришь на себя в зеркало, видишь себя другой, хочется по-другому одеваться — и не в смысле другого стиля, а вообще иначе чувствуешь себя.

— Да, я понимаю. Вообще мне кажется, это классная штука, когда ты можешь позволить себе выглядеть так, как тебе хочется.

— Вот! Но, работая с публикой, мы во многом зависим от того, к чему она привыкла. Ведь быть понятным проще — просто дать то, к чему слушатель/зритель привык. А так, как я уже другая, то прежнего больше давать не могу. Внутренне не могу. Ну вот я надену то же платье, например, оно даже сидеть на мне будет так же, но я буду чувствовать себя в нем совсем некомфортно. И поэтому нужна была смелость. Внутренние перемены выражать внешне. Это касается и поведения в том числе. Мне захотелось на какое-то время отказаться от каблуков, вот не хотела их носить, взяла и сняла. И, знаешь, считаю, что эти три года я очень эффективно и достойно провела для себя. Не стала молодиться, а просто осталась собой. Делаю то, что хочу.
Мы с Костей очень много об этом говорим. Это, знаешь, бич людей, которые вместе работают — большую часть времени они обсуждать работу. И для того, чтобы найти музыкальное направление, в котором мне будет комфортно, сначала мне нужно было найти себя. А он уже считывает все. Сейчас мне каждый день в кайф. У меня нет сомнений, я слышу себя, я в правде с собой. Я желаю всем женщинам, которые подходят к 40-летнему рубежу, такого же внутреннего баланса и гармонии. Именно от него зависит как ты себя чувствуешь, как действуешь. Потому что зачастую после 40 начинаются срывы. Эмоциональные, нервные.

— А как ты все-таки относишься к хайпу молодого поколения: тиктокеры, инстаграмеры, которые сейчас заполонили все музыкальное пространство? И это далеко не всегда качественная музыка. Как вот в этом всем продолжать делать хорошую музыку?

— Продолжать делать. Самое главное для меня — что я не ревную и не завидую. Нет негатива, я не гонюсь за ними, не соперничаю, не конкурирую. Это совершенно другая история, а у меня есть моя собственная ниша. Я даже ни с кем из своих коллег не конкурирую. При том, что в шоу-бизнесе 18 лет. Я наблюдаю.
Появилась молодежь — и она меня не раздражает, я ее понимаю по нескольким причинам: первая — моей младшей дочке 11 лет, я вижу, что она смотрит и чем она интересуется. Это самое главное. И, наверное, это мне сейчас помогает адекватно все это воспринимать. Вторая — это как будто ты смотришь на балующихся детей, которым нужно дать побаловаться, а дальше время все покажет. Поэтому я к новой волне отношусь с долей иронии, но при этом не умаляю их возможностей и стремлений. Меня не удивляет их нигилизм. Мы все в юности были такими. Ну и мы с тобой прекрасно знаем, что такое блогерство. Это труд! Это работа! Я в своей работе все равно иногда даю себе расслабиться, а блогеры, которые делают контент, не расслабляются вообще. Они этим живут. А для меня иногда снять одно видео в неделю — уже огромный стресс). Поэтому я не могу сказать, что они бездельники, я уважаю их труд, понимаю, что это другая история. Она к музыке не имеет отношения. Но — тут мы еще глубже копнули — без музыки ведь никуда. Сначала же эти ребята просто снимали тиктоки, открывая рот или просто дурачились под чужие треки, но музыка манит. Музыка — это способ взаимодействия с аудиторией. Музыка — это проводник к душе. Свои эмоции ты можешь передать через музыку гораздо быстрее. И поэтому они, конечно, пошли в нее, где все и так уже слишком упростилось.

— Хорошо, ну вот им сейчас 16-18 лет, понятно. А вот если человек, например, 30+ и хочет стать популярным музыкантом. Получится?

— Сейчас, в отличие от того времени, когда я начинала, а это было в 2002 году и площадки в виде интернета особо не было, о себе можно заявить быстро и громко. Но теперь есть новая задача: из всего потока, который сливается в сеть, нужно выделиться: быть кем-то необычным, кем-то интересным, выдать какой-то продукт, который цепляет. К сожалению, в большинстве случаев, на данный момент, популярность обретается через негатив или агрессию. Либо через хайп, через фриковство. Поэтому в 30 лет может быть немножко сложнее, в этом возрасте уже рефлексия больше и шире. Ты знаешь, что я думала в 20 лет когда-то по дороге на кастинг в Виа Гру? “Я именно то, что им нужно. Без меня группы быть не может!”.

— Ну так же и вышло!

— Да, но сейчас я бы одолжила у себя такой уверенности. Это прекрасный юношеский максимализм — уверенность в себе, в том, что перед тобой еще целая жизнь и ты порвешь весь мир — это помогает тебе быть более смелым. После 30ти такая смелость уже встречается реже.

— Да, уже куча установок: “на это я не соглашусь”, “на это не пойду”.

— Да! И поэтому сложнее. Но есть и такие прецеденты, когда взрослые люди все равно прорывались. Это уже зависит от таланта, креатива, настойчивости. И — вот тут ключевое — от команды, которая с тобой, за тебя. Потому что сейчас в единичном экземпляре ты очень слаб. Нужна команда даже если это всего ещё один человек. Сегодня любой продукт требует рекламы, правильного продвижения для того, чтобы среди огромного диджитал потока быть замеченным. И вот тут твоя команда, твои единомышленники, которые пусть, возможно, пока бесплатно, тоже начинают с нуля, но должны верить, что ты реально в чем-то крут. Должны верить в тебя — чтобы идти и топить за тебя. Это возможно. Для меня в принципе слова “невозможно” не существует. Хотя, недавно я его сама написала и сразу: “Ой, не то!”. Нет такого слова, потому что сейчас возможно всё. Если ты хочешь — это раз, если у тебя есть единомышленники — это два, и если ты продолжаешь и не сдаёшься — это три. Стучись в двери и все получится. Конечно, при всем этом легко и ошибиться — тогда как быстро вспыхнул какой-то успех, так и погаснет. Сейчас интернет — это мясорубка.

— Ты сказала, что за три года изменила отношение к себе. На что ты сейчас не подпишешься?

— На то, что мне не приносит удовольствия или ресурсов. Раньше, допустим, я на какие-то бесплатные темы соглашалась легко и быстро. Ну, кто-то попросил. Время есть свободное — я бегу. Сейчас я соглашаюсь только на то, что мне либо интересно, то есть реально должно зацепить, либо выгодно в финансовом плане… Вот мне недавно предложили проект — я понимаю, что мне, как артисту, он ничего не даст, гонорар там маленький или совсем нет, но мне лично это интересно, я понимаю, что получу в нем опыт и удовольствие. А жизнь для того, чтобы кайфовать — и я соглашаюсь на такие темы. Это может быть какой нибудь эксперимент, а может быть даже просто творческий фотосет: где мы сидим и на ходу, без референсов, с классной командой единомышленников придумываем что-то и делаем. Обожаю такое.

— В общем, сейчас у тебя удовольствие выбирать.

— Да, и смелость, потому что в юности у меня такой смелости не было. Это касается и выстраивания собственных границ. Выбор — это не только соглашаться, но и отказываться. Сейчас я уже могу сказать нет, могу деликатно сформулировать свой отказ, потому что не люблю обижать людей. Но иногда вынуждена отказать, когда нет времени или меня это не торкает. Я могу извиниться и сказать: “Это вообще не про меня”.

— Как в 2021 при таком уровне известности постоянно не переживать, что тебя где-то неправильно поймут? Ты же знаешь, сейчас любое слово может быть использовано против тебя и вообще разрушить все, что ты нарабатывала годами.

— Меньше говорить!

— А как не быть на стрёме? Это же все равно такой стресс.

— Тут такая история: стрём вообще ни к чему хорошему не приводит, потому что стрём — это страх, а страх — главное препятствие на пути к чему бы то ни было. Если твоя профессия не ведущий и не журналист, лучше не говори. Иногда молодежь начинает вещать, сама не разбираясь, о чем она вещает. Более того, интересный пример — я недавно смотрела в «осторожно, Собчак» интервью девочек известной группы Тату. Им продюсер в начале карьеры сказал: “Вы не даете интервью” — и правильно сделал! Все-таки, когда ты юн, у тебя недостаточно осознания происходящего. Это первое. Второе… На самом деле это первое и единственное. Но если уже и хочешь что-то сказать, то должен понимать, что именно, правильно сформулировать мысль, и уже тогда и брать за свои слова ответственность. Когда ты не берешь ответственности, это делает тебя уязвимым. И тогда тебя могут съесть.

— Но это же, наверное, не очень хорошо, что нужно постоянно себя контролировать?

— Все публичные люди вынуждены фильтровать что говорят. Если ты публичный, на тебя ориентируются и равняются — причем, как психически здоровые, так и нет, люди. Ты должен понимать, к чему может привести твой призыв, твоя даже какая-то лишняя эмоция. Тем более сейчас даже в самых простых ситуациях, люди делятся на два лагеря. И чтобы не было войны между этими двумя лагерями, ты должен брать ответственность за произнесённое. С другой стороны, если у тебя есть четкая и принципиальная позиция, тогда и бояться нечего.

— Ты чувствуешь себя в безопасности?

— Нет. Мне кажется, раньше у нас было больше безопасности. И одна из причин: я смотрю или читаю новости — и каждый день что-то происходит. Раньше не было такого количества информации. Может, все это происходило, но мы просто не знали. Раньше девушка одна могла спокойно выйти на улицу вечером. Сейчас я и своих детей бы не отпустила, и сама бы не пошла.

— А ты успеваешь адаптироваться к изменениям в мире в целом?

— В том-то и дело, что тот, кто успевает, тот и на коне. Кто не успевает адаптироваться, начинает рефлексировать, начинает тормозить. И ему самому сложнее. Он же в любом случае должен идти дальше, но ему сложнее.

— Это ж локомотив — ты все время должен двигаться и вести за собой состав. А как не сорваться? Как среди всего этого дерьма находить возможность сесть, расслабиться и улыбнуться?

— Нужно иметь свои ценности и принципы. И сохранять в себе то, что для тебя является смыслом, своим лучом. Понимаешь? Когда ты это осознаешь, ты не гонишься за другими и не бежишь с другими, а ты идешь в своем темпе своей дорогой. Нравится это кому-то, не нравится — у тебя есть впереди луч света. Это твоя цель, твой вектор. Я, например, быстро говорю, быстро думаю, быстро принимаю решения — реактивная, а другой человек медленно разговаривает — и меня это раздражало! Я раньше всех мерила по себе. Слава Богу, это время прошло и я поняла, что все мы очень разные. Важно — быть в своей скорости, но не останавливаться. Как только ты останавливаешься, у тебя сразу step back. Пусть лучше медленно, но идти вперед к своей личной цели, не навязанной другими. В принципе, так как я верю в реинкарнацию: наша жизнь на Земле — это путь нашей души. И у каждого из нас есть свой вектор. Когда ты идешь по нему в своей скорости — ту будешь продвигаться вперёд. Как только тебя начинают дергать — “Чего ты делаешь так, делай иначе!” — это как с детьми, все ломается. Не нужно их дергать, нужно помогать принимать решения, делать свой выбор, не торопить. В современном мире это очень важно.

— А в чем твой баланс?

— Мой баланс между моими активностями. Раньше я могла так — неделю без сна, работа, вперед! — а потом неделю зализываешь раны, потому что у тебя герпес, цистит, отит, нос не дышит, глаз плачет.

— Артистка года…

— Да, артистка года! Только эти жертвы никому не нужны. Они не приносят никому никакого плюса, только минусы. И вот когда я это поняла, начала слушать себя, нашла свою скорость, и продолжила в ней двигаться, в своей мощности и со своими остановками. И последних , для баланса, мне нужно определенное количество. Даже лучше пример приведу: я занимаюсь хайкингом и north walking (ходьба с палочками). Когда ты идёшь — можно выбрать крутой подъем в горы, можно просто по пересеченной местности. И я очень люблю это дело. Идешь, красивые виды, все тело работает, лимфоток , «эндорфины пошли», настроение улучшается мгновенно. И вот ты когда гуляешь один, ты идешь в своем темпе. И кажется, все классно, я офигенно иду,а сейчас я на пригорочке — царь природы. А потом берешь и присоединяешься к компании, где кто-то идет быстрее, ты начинаешь зачем-то за ним гнаться, начинаешь задыхаться, а ведь сколько удовольствия получал в своей скорости. Еще бывает, идет компания, кто-то отстает, кто-то раздражается, “Чего вы отстаете? Нет, пошли вместе!”. Вот тут кроется самое главное. Есть спринтеры, есть стайеры — как физически, так и ментально. Я когда слишком быстро иду, у меня пульс фигачит, мне вообще не в кайф. Я задыхаюсь, покрываюсь красными пятнами, потом прихожу и думаю: “Зачем вообще я это делала?”. Это очень классная аллегория к тому, о чем мы говорим — когда ты идешь в своем темпе — ты доходишь до той же точки. И доходишь с удовольствием. Так вот наша жизнь — это не та точка, а процесс. Поэтому надо делать так, чтобы каждый шаг этого пути был в кайф. И лично мне нужны остановки, чтобы набираться сил. Нужно продышаться, оглянуться, посмотреть, кто идет рядом со мной. Потому что рядом со мной чаще всего те люди, у которых такой же темп. А, значит, нам всегда будет вместе комфортно. Иногда хочется посмотреть вперед — кто-то меня подбадривает, кто-то вдохновляет, идти за ним. Это всегда реакция. Вопрос, как ты реагируешь. Я нашла для себя свой собственный ритм, собственную возможность восстанавливаться. Для кого-то активный отдых в жизни это восстановление, а мне сначала нужно чуть-чуть передохнуть, а потом уже хочется и спортом позаниматься, и другими вещами. И мы все настолько индивидуальны, что “сделаю как он/она” никогда не работает. Я уже испробовала многое на себе — и понимаю, что когда ты честен с собой, когда идешь просто за собой, за своим сердцем..

— ..тебе уже не надо никого впечатлять.

— Ага. И не надо никому ничего доказывать. Потому что это не делает нас счастливыми. Смотришь иногда: успешный человек, такой крутой, вот я, конечно, не такой успешный. А потом ты узнаешь, что у этого успешного человека нет нормальной семьи, а у тебя есть семья. И так по многим пунктам. Важно ценить то, что имеешь, то, чего достиг. Понятно, что как артист я хочу удивлять, хочу давать что-то новое, интересное, наша работа — дарить эмоции. И вот благодаря тому, что я живу в гармонии у меня есть ресурс для рождения новых идей. Когда ты выгораешь, идеи что? Прекращают появляться.

— Так, работа — понимаю, семья — понимаю, а как ты успеваешь дружить в таком ритме?

— Ты знаешь, сложно мне дружить, и на самом деле с частью друзей мы немного отдалились. Потому что я не могу быть другом физически. Ты постоянно в разъездах, один раз забыл написать, второй раз не успел ответить, начинаются обиды. И мне очень сложно объяснить, что я как раз иду в другом темпе. Я по-прежнему хорошо отношусь ко всем, кто мне близок по духу, но я не успеваю приехать вечером потусить, собачку подстричь вместе. Поэтому в жизни остаются те, которые идут с твоей же скоростью. Понимая тебя, они не требуют: “а почему ты не написала?”, “почему ты не позвонила?”, “между прочим, мы вообще-то подруги” и так далее. И в ключе этого, с теми, с кем я осталась, с теми, кто понимают мой график жизни, у нас очень хорошие отношения. Не только потому, что они принимают меня, а и потому, что когда у меня действительно находится время, я уделяю его дружбе. И это очень важно для меня. Причем, я дружу со своими сёстрами, но также у меня есть и soulmate sisters, с которыми я чувствую духовное родство и близость. Но количество людей, с которыми я именно дружу, с годами уменьшилось. Плюс я не нахожусь постоянно в одном городе, в одной стране, я постоянно путешествую. В путешествиях ты тоже не можешь все время быть на связи. Я, дай бог, чтоб со всей семьей — а у меня огромная семья — успела поговорить, созвониться. Но есть много приятелей, знакомых и когда, допустим, могу в городе выйти одна, выпить чай или кофе, я знаю, что встречу кого-то, мы поболтаем, расскажем как дела. Да и наедине с собой мне очень комфортно.

— А в Киеве это вообще несложно.

— Да, а в Киеве это так! В общем для меня дружба является ценностью, она необходима мне тоже. Даже при том, что у меня мало времени, я все равно стараюсь находить время на друзей, хотя бы просто быть в курсе того, как у них дела.

— Давай немного отойдем от душевного эксгибиционизма и пройдемся к еще одному твоему новому этапу в жизни — собственной линии косметики. Почему косметика?

— Все просто. Когда чувствуешь себя шире, тебе хочется делать еще что-то. Во-первых, я почувствовала в себе ресурс. Это говорит о том, что я уже достаточно выросла, достаточно наполнилась. И мне давно хотелось. Я наблюдала: коллеги себя реализовывают по-разному — кто-то ресторан открыл, кто-то линию одежды сделал, кто-то — обувь, кто-то украшения, еще что-то, и я понимаю мотив. У нас очень нестабильная профессия, которая зависит от множества факторов. Поэтому хочется иметь что-то такое более приземлённое… И второй момент, хочется заработанные деньги вложить, а не тратить на сиюминутное. Я девочка бережливая, из большой семьи, поэтому думала рационально. Долго размышляла к чему лежит у меня душа. Мне говорили: “Вера, у тебя такой хороший вкус, может, тебе одежду?”. Нет. “Ещё что-то?”. Нет. А потом случился проект, где я работала с косметикой — и я была очарована.

— Лампочка зажглась, да?

— У меня там не то, что лампочка — у меня там солнце зажглось. Звезда путеводная какая-то. И я подумала: вот она — возможность прикасаться к лицам женщин, говоря им “Ты прекрасна”. Благодаря косметике, можно очень легко и быстро изменить настроение. Ну, вот если бы я сейчас достала и нанесла красную помаду, у нас бы по-другому пошел разговор. Декоративная косметика очень сильно влияет на восприятие себя и на своё собственное самоощущение и настроение. И вот, ты знаешь, мне тоже захотелось каким-то образом в чем-то быть полезной — мне кажется, здесь я своё намерение смогла осуществить. Столько отзывов классных читаю, слышу, слушаю, даже просто мои подруги приходят и говорят: “Люблю тебя, люблю твою косметику, кайфую, крашусь”. И когда я начала заниматься брендом, пошла синергия абсолютная, я поняла, что это мое дело. Я сделала правильный выбор.

— Скоро будешь сидеть в здании в форме буквы V и глядеть в окошко с палеткой в руках.

— Да-да-да, надеюсь! И смотреть, где там внизу ходят девочки, у которых нет наших помад? Я, благодаря этому, тоже очень выросла. Смогла себя реализовать еще в чем-то, во-первых. Во-вторых, я же изучила все с нуля. Я не просто дала свое имя, я занималась всем, от идеи до реализации и продаж — я знаю каждый этап, каждый процесс, каждую деталь. Понятно, что есть вещи, которые я делегировала специалистам, но все равно знаю, что и как они делают. Поэтому мой багаж опыта и знаний значительно увеличился.

— Что тебе нравится в самой себе больше всего?

— Легкость. Легкость отражается во всем. И в принятии решений. То есть ты сейчас скажешь: “А поехали туда-то”. Если у меня нет какого-то важного неотложного дела — я поеду с тобой) Вот эта легкость — отсутствие чрезмерной стабильности и заземленности. Она добавляет романтизма. Во-вторых, эта легкость позволяет немножко усмирить мое любопытство. Потому что я очень любопытна, если меня заинтриговать, я могу просто сразу сорваться и поехать куда-то. Потом легкость в отношении с людьми, это тоже очень важно. Я хочу, чтобы людям было легко со мной общаться и чтобы мне с ними было так же. И, самое важное, что даёт лёгкость — со мной всегда можно договориться. Серьезно! Я легко иду на компромисс, если этот компромисс меня устраивает.

— Не в ущерб, да?

— Да, если не в ущерб. В этом смысле легкость тоже важна. Помимо того у меня хорошее чувство юмора — с юмором отношусь к себе, к ситуациям в жизни и к людям в том числе. Но, ты знаешь, мне очень нравится, что при этой легкости я последовательна. И не люблю непоследовательных людей. Которые сначала сказали одно, потом сделали другое, потом двадцать пятое. Мне это говорит о том, что личность нестабильная, она сама не знает, чего хочет. Когда устойчивость и последовательность есть, ты можешь доверять человеку и быть с ним рядом спокойным. Да и вообще я человек слова. Для меня это очень важно.

— Где тебе в Киеве комфортнее всего?

— Дома.

— Я знал, что ты так ответишь.

— Потому что я делаю все, чтобы мне дома было хорошо. Люблю вить гнездышко, обустраиваю свой быт, уют. Я даже не могу тебе передать, сколько энергии вкладываю в свой дом. Именно поэтому семье дома хорошо, да и я сама спешу домой. Нашим родным и друзьям тоже у нас хорошо. Поэтому для меня дом — реально крепость. Место, где я хочу находиться, люблю находиться, и где я чувствую себя в безопасности.

— За что ты благодарна себе на сегодняшний день?

— Я благодарна себе за постоянное движение, за осознанность, потому что, в принципе, от осознанности идет адекватность в поведении и принятии решений. Живу осознанно и благодарна вселенной за то, что она мне помогает во многом, что все мои задачи — посильны. И, еще могу сказать, что самая большая ценность, за которую я вообще благодарна в этой жизни — это люди. То, что составляет самую большую значимость моей жизни. У меня мало людей в окружении, но они те самые.

— Какая твоя самая дикая мечта?

— Ой.. Я даже задумалась. У меня слишком порядочные мечты какие-то. Сейчас, подожди.

— Может, в космос?

— Ты знаешь, космос точно нет, а вот вокруг света на лодке…

— На лодке?

— Нет, не на лодке — на лодке это тоже слишком монотонно. Просто вокруг света на всех видах транспорта. Вот это было бы круто. Единственное, что, наверное, компания какая-то нужна классная, комфортная. Потому что одному можно сойти с ума. Самое дикое, что я сейчас могла бы сделать, это, наверное, вот такое путешествие. Хотя я вообще очень люблю путешествовать.

— Я думаю, у тебя получится.

— Подумала, что когда буду бабулечкой семидесяти лет, возьму себе прицеп. Как он называется?

— Дом на колесах?

— Да, дом на колесах! И поеду со своим дедулечкой путешествовать на нем.
Хотя, уверена, это случится гораздо раньше…

Автор текста: Дмитрий Дир