Когда за день до интервью тебе сообщают, что героиня на 9-м месяце беременности, ожидаешь увидеть совершенно отличительный от Милы образ. Легкая, стильная и ухоженная девушка, чье крепкое рукопожатие при встрече не дает даже намека на усталость – такой мы увидели основателя очень нового для Украины бизнеса.

Современный сервис по подбору гувернанток и няньTYRBOTA project ​создан по канонам аналогичных проектов западного образца: здесь главная цель упирается не в финансы, команда состоит из профессионалов в 5 разных сферах, а подбор нянь и гувернанток производится в многоступенчатом режиме, отрицая посреднический формат. Контракты, корпоративный психолог, обучение от компании, постоянный личный контакт – здесь будет все, чего нет в украинских аналоговых агентствах ​и сервисах.

Но главное, этот бизнес был создан из личной боли. С этого и начнем.

 

 

– Мила, ты ожидаешь ребенка. Я могу предположить, что запуск подобного проекта напрямую связан с этим событием.

– Да, так и есть. Эта беременность для нас с мужем была очень ожидаемой. Но, видно, так я устроена, что как только тест подтвердил положительный результат, первое, о чем я подумала, было: «А что я буду делать дальше?».

Как женщине, которая более 10 лет строила карьеру в p2p сервисе, я не видела себя «просто мамой», чья работа закончится на доме и ребенке. Хотя это тоже выбор, и я безусловно его уважаю. Просто не мой.

Приняв для себя решение вернуться в рабочий строй после рождения ребенка, я поняла, что мне понадобится няня.

– Подозреваю, к вопросу ты подошла серьезно.

– Конечно. После моего бэкграунда в сервисе и маркетинговых исследованиях, я сделала полный анализ рынка (смеется). Начала ездить по агентствам, но к сожалению не нашла ответов на волнующие меня вопросы. Зато вывела закономерность: все существующие на данный момент киевские ​агентства работают по принципу посредничества – их основная задача состоит в том, чтобы свести кандидата на роль няни и клиента, которому она нужна. Все. Никакого контроля, дальнейшей коммуникации с обеими сторонами и контрактов они не предоставляют. Агентство получает разовый % за свои услуги в размере месячного оклада кандидата на роль няни.

 

 

– Получается, что агентства не несут ответственность за своих «сотрудников»

– Вообще никакой. У них просто договорные отношения. Да и ​как ты можешь нести ответственность при таком формате работы? У тебя вообще нет никаких рычагов контроля.​

– Рассказывая о своей карьере, ты упомянула о том, что вела клиентов от начала и до конца. Догадываюсь, что это и стало той самой «болью», с которой ты столкнулась в поиске агентств.

– Да! Я не понимаю, как в таком бизнесе вообще возможно играть роль посредников. Это же семья! Да и вообще, для меня контроль качества – это органично.
Если я предлагаю услугу, значит я должна быть уверена в ней. Должна иметь возможность контролировать и исправлять недочеты, и, главное, должна превзойти ожидания клиента. Ведь в этом и есть суть сервиса.

Я работала с людьми, чья шкала запросов никогда не была ровной (к слову, недовольные клиенты – самые лучшие, после них растешь), и эта обратная связь всегда давала возможность развития. Так что, если вам устроили скандал – радуйтесь! (смеется)

 

 

– Я заметила, что это правило работает далеко не только в бизнесе…

– Именно. Все очень просто на самом деле.

– Как случился момент принятия решения основать собственное агентство?

– Через месяц после того как я забеременела, в стране объявили карантин. Доехать до многих агентств физически было невозможно. Но больше всего меня поразило то, что в конечном итоге у большинства из них формат переговоров по телефону был никак не связан с карантином, понимаешь?

Оказалось, в Киеве только в нескольких агентствах процесс договоренности предполагает личные встречи. Остальные предлагают заполнить форму на сайте, описать желаемый типаж няни, переговорить с менеджером по телефону, затем провести skype-интервью с предполагаемым кандидатом и уже в самом конце встретиться с менеджером и няней у вас дома, либо же на нейтральной территории.​ Такой вариант меня не устроил, появилось еще больше вопросов и страхов, чем до анализа рынка. ​Так я поняла, что нужно действовать самой.

 

 

– А как же наличие офиса?

– Его нет. А если и есть, то приехать туда и провести встречу все равно не представляется возможным по разным причинам.

– Полагаю, это стало конечной точкой.

– Ну, я просто представила себе эту картину: вот как я, будучи мамой, очень любящей своего ребенка, могу по Скайпу определить подходит ли мне человек настолько, чтобы сделать его частью своей семьи?! Ведь именно ей няня в конечном итоге и становится. Этот момент нужно прочувствовать, прожить. Вам потом вместе сосуществовать минимум 3-4 года.

– Если задуматься, тебе перед запуском даже не нужно было анализировать конкурентную среду – её просто не было.

– Я пришла в пустую нишу, если уж говорить совсем громко. Конечно, я не хочу, чтобы это выглядело как попытка принизить другие агентства. Здесь история в том, что это не резонирует конкретно моим требованиям. И если я знаю, что могу дать качество, то почему бы и нет? Я действительно могу предоставить качественную услугу, обеспечить комфорт и надежность. Это ведь коснется и моего ребенка тоже.

 

 

– Получается, в​ TYRBOTA​ ничего даже близко похожего на посредничество не будет?

– Да, основа нашего сервиса – полный контроль. От начала работы с кандидатом на роль няни до конца оговоренного в контракте срока, а именно – 1 года. Мы подписываем специальный контракт, все условия в котором заранее проговариваются. Все будет выстроено на долгосрочных отношениях.

Мне не нужен миллион клиентов, я хочу десять довольных настолько, чтобы им не хотелось уйти. Та же планка задана у меня к сотрудникам: пускай в команде будет всего 20 человек, но я буду точно знать, что эти люди не просто работают, а получают от своей работы удовольствие, чувствуют себя на своем месте и первично стремятся не к деньгам, а к любви. Мне важно, чтобы они разделяли видение и ценности компании.

Потому что только на таких людях все и держится. Именно они способны выстроить с клиентами наиболее классные отношения и оставаться в семьях надолго.

Если же твоя мотивация сосредоточена лишь в деньгах, то тебе всегда будет мало. Такой сотрудник всегда недоволен, и сколько ему не повышай зарплату – всегда будет мало. Потому что их ничего не подпитывает. И эта неудовлетворенность со временем лишь растет.

– На какой стадии проект находится сейчас?

– На финальной. Физический офис начал свою работу в начале сентября, спустя полгода после того, как мне впервые пришла эта идея. За месяц к нам пришли 170 кандидатов.

 

 

– Как именно будет проходить отбор и чем еще ​TYRBOTA project​​ отличителен ​от всего, что есть на рынке? Давай пройдемся по так называемым key moments.

– По телефону мы проводим первичные собеседования, где узнаем базовую информацию о человеке, затем кандидат приглашается в офис для вторичного собеседования с HR и психологом, которые будут выявлять уровень мотивации и вовлеченности потенциального сотрудника. Из отличий – программа обучения. Она представляет из себя моделирование потенциально возможных ситуаций или реальных кейсов, где кандидаты очень четко проявляют себя, затем проходит проверка всех необходимых документов, а после обучения – экзамен в виде теста и практических заданий.

– Все эти этапы проходят пока без участия клиентов?

– Да. Сейчас все наши силы направлены на то, чтобы подготовить команду кандидатов на должности нянь и гувернанток. 6 октября у нас стартует двухмесячное обучение. И это тоже определенная проверка.

Дело в том, что я не могу работать с людьми, у которых нет за спиной а) опыта, б) желания учиться новому. Чтобы быть уверенной в своих людях, я совместно с командой в лице психолога, детского нутрициолога, специалиста по грудному вскармливанию, практикующего детского педиатра-массажиста, эксперта по детской безопасности, эксперта по половому воспитанию детей и нейропсихолога, разработали авторскую программу курсов, которые обязан будет на начальной стадии пройти каждый кандидат.​

 

 

– Это обучение происходит за счет компании?

– На данном этапе – да. Это моя личная инвестиция в сотрудников, так как человеческий ресурс я считаю самым ценным из всех возможных. Понимаешь, для меня главное, чтобы кандидат был квалифицированным. А у нас в стране нет ведь профессии «няня». Этому не учат в университетах, более того, обклеивают стереотипами и клише. Давай подумаем, кто у нас с тобой был нянями?

– Бабушки…

– Да! А еще тети, не слишком обремененные сестры матерей и далее. Так вот моя задача в том, чтобы поменять отношение общества к этому. У нас бытует мнение, что няня – это либо родственник, либо кто-то потерявший / не нашедший серьезную работу и от безысходности пришедший в эту сферу. Что, простите?

– Хотя у нас есть прекрасный образец в лице западных агентств, где работают исключительно квалифицированные кадры, а подбор нянь осуществляется так, будто речь идет о подготовке в West Point. Достаточно копнуть в американское семейное кино, там об этом везде…

– Да, согласна. Квалификация – это элементарный минимум. Максимум – это любовь человека к своей профессии. Он обязан любить детей и чувствовать в этом свое призвание. А иначе как я могу доверить ему своего ребенка?

Со 170 человек, которые к нам пришли, мы отбирали людей в два этапа. И только ​​12 человек попали в группу. Их набрали в первый поток и разделили на 2 группы по 6 в каждой, для того чтобы всем комфортно было обучаться.

Да, приходит много достойных людей, но знаешь, что объединяет большую часть? У них есть опыт, но нет любви. Ты смотришь и понимаешь, что ему все равно.​​ Некоторые даже не могут объяснить почему они пришли в эту сферу, почему хотят работать в семье с детьми. ​А мне важно, чтобы мои люди были моими единомышленниками и разделяли ценности компании в этом вопросе, ч​тобы искренне любили свою работу, видели в этом смысл, осознавали важность и ответственность возлагаемую на них, и оттого хотели сделать как можно больше и от души.

Только так оно работает.

– Ты много времени уделяешь контролю качества. Но человеческий фактор – это, пожалуй, единственная вещь, которая не поддается бизнес-просчетам. Давай смоделируем ситуацию: твоя супер-няня попадает к фанатично-требовательной светской маме и на ровной почве возникает конфликт. Клиент всегда прав или углубишься в проблему?

– Моя главная цель – не допускать такого. Для этого у нас и существует менторство со стороны психолога. Мы обязательно будем контролировать психологическое состояние всех наших нянь во время работы. А это: постоянная поддержка уже упомянутого корпоративного психолога и групповые встречи раз в месяц, где будут обсуждаться подобные спорные ситуации и вестись лекции.

Говоря о постоянной поддержке, я имею ввиду ситуацию, когда няня, находясь там, в доме, может написать психологу и спросить, как ей реагировать на ту или иную ситуацию. Таким образом конфликт можно не только решить, но предупредить в принципе. Этакий онлайн-чат «Здесь и сейчас».

Для меня важно, чтобы у нянь было право голоса. Она должна понимать, что у нее также как и у клиента, есть выбор. Поэтому, конечно, мы также подписываем этический контракт с ней и с к​лиентом

 

 

– Какой ты видишь  миссию ​TYRBOTA project?

– Способствовать тому, чтобы общество перестало мыслить стереотипами и провоцировать социальное давление. Когда мама рожает ребенка, это не означает, что теперь она обязана оправдывать чужие ожидания или быть «яжемать». Миссия моего агентства помогать женщине оставаться в ресурсе: заниматься любимым делом, своими интересами, да просто быть собой. Мы находим не просто нянь, мы находим надежных партнеров матерям, которые хотят оставаться активными.

Это нормально – сомневаться и постоянно хотеть быть лучше для своего ребенка. Но ненормально – сомневаться из-за того, что на тебя кто-то давит и настаивает на том, что ты должна быть привязана к детям 24/7. Ненормально думать, что ты делаешь что-то не так, только потому, что тебе хочется работать и заниматься любимыми делами, помимо ухода за малышом. Все так ты делаешь. А наша задача – помогать и развеивать мифы, ​обеспечив мамам комфортное материнство, где она будет окружена заботой и помощью квалифицированного помощника.

– Думала о том, какой станешь ты после рождения ребенка?

Все говорят о меняющихся гормонах, но я уже своих подруг предупредила: если они увидят меня с засаленной головой, произносящей фразу вроде «Ой, совсем нет времени на себя, я вся в ребенке», – пускай смело дают пару оплеух (смеется).

– Кстати, о ребенке. Получается, себе няню ты тоже будешь брать из группы, которую вы сейчас готовите?

– Да! Мы уже не раз шутили, что призом за самое эффективное обучение будет работа у меня. Но перед этим я по неделе протестирую лично каждого! (смеется).

– На самом деле, это лучший знак качества для бизнеса. Я о твоей готовности забрать одного из этих людей в свою же семью.

– Так и есть. А для чего же еще мне было это все создавать? Я готовлю каждого специалиста как для себя.

– Расскажи о главной амбиции проекта. Что будет дальше?

– Моя мечта – расширить его до большой структуры. Няня – невероятно важная профессия, и я хочу сделать ее престижной. Планов много, начинаю постепенно, без спешки, для того, чтобы иметь возможность делать все качественно, контролируя каждый этап. Дальше, когда я буду видеть, что все идет по плану, начну развивать следующие направления – более объемное обучение, программы по развитию, оффлайн и онлайн площадки.

В конце концов, наша главная миссия – давать качество, которого больше нигде нет, обеспечив абсолютно новый уровень предоставления услуг. Такому заявлению нужно соответствовать.